Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Развод по-католически 108 лет назад

ЦГИАСПб., Ф.247, оп.1, д.7, лл.989-990

Указ Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского из Могилевской Римско-Католической Духовной Консистории
Настоятелю Санкт-Петербургского св. Екатерины костела

Могилевский Архиепископский суд, рассмотрев дело о несогласной жизни супругов, инженер-технолога Бронислава-Романа Александровича и Паулины Вильгельмовны Р. нашел: 1) что предметом дела является поданное 10 ноября 1903 года в сию Консисторию Брониславом-Романом Р. прошение о разрешении ему вечной сепарации с женою его Паулиною, урожденной Ш., по ее виновности, с лишением ее, Паулины, права на получение от него каких бы то ни было средств на ее содержание и оставлением всех их детей, на исключительно его, Р., попечении; 2) что пастырские увещевания, преподанные истцу, не склонили его к примирению со своей женою; 3) что иск свой г. Р. обосновал тем, что когда ему стало известно близкое отношение ответчицы к проживавшему у них в качестве учителя музыки молодого человека Роберта П., сейчас же, поэтому, удаленного им из своего дома, и он предложил ей, ответчице, отправлявшейся к П. в больницу, куда его она сама лично поместила на излечение, после совершенного им покушения на самоубийства, выбрать одно из двух: или остаться дома при своих детях, или же идти к своему любовнику, то она избрала последнее, покинула истца с детьми 12 февраля 1903 года, уехала с П., после его выздоровления, заграницу, и с того времени, с ним, истцом, не сожительствует, то есть, фактически нарушила супружескую верность; 4) что все эти факты вполне устанавливаются не только присяжными показаниями всех допрошенных по делу свидетелей, но и собственным сознанием самой ответчицы (ответный отзыв ее на исковое прошение ее мужа), которая, хотя в свое оправдание и заявила при том, что муж ее своим недружелюбным якобы к ней отношением, и, вообще, непринятием со своей стороны мер к ограждению ее от притязаний к ней постороннего мужчины, сам натолкнул ее на указанный образ действий ее, но таковое заявление ничем в деле не оправдывается, и, следовательно, не может служить к уменьшению степени виновности ответчицы, 5) что ходатайство ее в окончательном отзыве, выраженном в передопросе свидетельницы прислуги Аннушки (то есть Анны Даничевой), и в допросе новых свидетелей, не заслуживает уважения, так как обстоятельства, в подтверждении которых она ссылается на этих свидетелей, не представляют собою существенной важности и не опровергают главного обвинения ее в оставлении своего мужа и выезда заграницу с П.; 6) что указание ответчицы на поведение мужа по отношению к Камилле и Линде Циммерман не подлежит проверке, так как поведение ее мужа со времени оставления его ответчицею не только ни одним из свидетельских показаний не опорачивается ничем, но наоборот, одна из главных свидетельниц, Даничева, удостоверила, что он человек добрый, нравственный, и она никогда ничего дурного в его поступках не замечала. Да и сама ответчица в течение всего следственного производства не настаивала на порочности образа жизни своего мужа, каковой порочности доказательства она не преминула бы представить своевременно к следствию, а раз этого не сделала, то оная, следовательно, не имеет в действительности места, и, наконец, 7) что ввиду вышеизложенного, ходатайство истца о даче ему пожизненной сепарации с ответчицею по ее виновности, а равно и оставление при нем всех прижитых ими в супружестве детей, за силою канонических правил (Cap. Ex. litteris 5. De distortis IV.19) подлежит удовлетворению.
А потому, на основании изложенного, Могилевский Архиепископский суд определением своим 25 апреля - 13 июня состоявшимся, между прочим, МНЕНИЕМ ПОЛОЖИЛ: Разрешить супругам, инженер-технологу Брониславу-Роману Александровичу и Паулине Вильгельмовой-Фридриховой, урожд. Ш., Р., пожизненную сепарацию, по вине последней, с оставлением при первом их детей: дочерей Ванды, Галины, Янины-Тамары и сына Александра. В обсуждении же вопроса о праве ответчицы на получение содержания от мужа, как подлежащего разбирательству Гражданского суда, - не входить. По вступлении настоящего определения в законную силу, выдать сторонам установленные сепарационные свидетельства за представлением ими по одной гербовой 75-коп. марки и по 40 коп. канцелярских пошлин.
О каковом решении Духовного суда Могилевская Консистория поручает Вам объявить г-ну Р., жительствующему по Знаменской ул., д.№__, кв.6, под росписку, которую представить в Консисторию

июля 16 дня 1906 года
Каноник /Ключевский/

P.S. потом посмотрел по фамилии, выяснилось, что сына Бронислава, Александра, - репрессировали и расстреляли, а Паулина вышла из гражданства СССР.

Прошение Христофора Кр. земскому начальнику 2-го участка Петергофского уезда

Я малость ошалел от этих отчетов. Чувствую, что если не запощу чего-нибудь из недавних уловов - то лопну как мыльный пузырь. Так что не обессудьте, что это не крыши, черепица и милые эстоонские жанчыны. Их тоже есть (и более того, мне их послезавтра презентировать начальству, типа что я не просто так ездил, а обчаться о библиотечных проблемах) - но пока увы...
Collapse )

Плотников В.А.

в книге под названием "Этноконфессиональная карта Ленинградской области и сопредельных территорий", (СПб.: Европейский дом, 2008), доставшейся мне от щедрот брата Церерия, обнаружил картину старообрядческого кладбища града Кеми (из фондов АРЭМ) кисти Владимира Александровича Плотникова (1866-1917).

судя по технике, все прекрасные картины Кольского под инициалами В.П. принадлежат именно ему. Исправляю:
http://qwercus.narod.ru/illustrata.htm

Collapse )

Путеводитель-2008

Год назад я озаботился написанием поста с позравлением всех своих френдов с новым годом. Писал я этот текст скорее не для себя, а для тех кому может быть стало бы интересным посмотреть чужие журналы и найти для себя что-то новенькое. Идея, конечно, не нова, гораздо более продвинутые списки топовых и нетоповых ЖЖ-юзеров гуляет по просторам интернета с подачи авторитетных владельцев ЖЖ-эккаунтов. Тогдашний мой пост я несколько дерзко обозвал "путеводителем" - мол, вот френды, которых я поздравляю, но все же я разобью их на некие группы, элиминируя их разнообразные человеческие качества - а вы выбирайте кого читать. Теперь же меня вовсе слово "путеводитель" не смущает, правда, употребляю я его в несколько ином смысле: в смысле путе-водности. Collapse )

Самый страшный блокадный дневник

недавно читал "Блокадную книгу" Гранина-Адамовича и обнаружил самый жуткий дневник, когда-либо мною читанный на эту тему.

Краткое археографическое предисловие, так сказать:
Дневник был передан женой умирающего учителя из с. Клипуново Лежского (ныне Грязовецкий) района Вологодской области патронажной сестре "для чтения в дороге". Позднее хранился в семье этой патронажной сестры - Трифоновой Р.И., внучка которой, Т. Уланова, позволила воспроизвести текст дневника в машинописной копии, изготовленной А. Беляковой, редактором газеты "Смена". В 1970 году в "Смене" появился большой отрывок из этого дневника, но полностью он был опубликован во втором издании "Блокадной книги" А. Адамовича и Д. Гранина (1984). Дневник Юры Рябинкина состоял из двух тетрадок, первая около 96 листов, вторая 6 листов. Обе они несколько обгорели. Впоследствии вторая тетрадь была утеряна и к печати подготовлена лишь первая.

Синопсис:
Дневник описывает жизнь 16-летнего подростка, Ю.И. Рябинкина (1925-1942), начинается с 22.06.1941, что говорит о том, что это не обычные подневные записки, а специально изготовленная "версия дневника", начатая вероятно через некоторое время после начала войны, возможно - с началом ежедневных бомбежек Ленинграда. С самого начала автор настроен пессимистически, что обуславливается скорее всего не только подавленным состоянием вследствие бомбардировок и голода, но также и внутренними переживаниями мальчика, который не отличался здоровьем (плеврит и слабое зрение). Юра сильно переживает свою неспособность помочь фронту - Гранин и Адамович считают, что по состоянию здоровья, но вероятно и другое объяснение, связанное со статусом сына "врага народа" (отец Юры был репрессирован). Основная тема последних страниц дневника связана с поиском пищи и моральными страданиями мальчика по поводу того, что он вынужден частично есть порции своей сестры или матери. Кратко описываются его ссоры с матерью на почве недоедания (в блокадном Петербурге часто встречалась практика, когда за счет порций одного ребенка спасали другого), его раскаяние перед родными за "жадность" и в конечном итоге, волевое решение умереть "ради сестры" и полумолитва к богу. Так заканчивается дневник, последняя документированная дата - 06.01.1942. Последующие события могут быть восстановлены двояким образом. Судя по сообщению выжившей сестры, Ирины - вместе с матерью они отправились в эвакуацию; Юра же остался в квартире, сил идти у него не было, а мать не могла его тащить. Впрочем, прочтение дневника теоретически дает иной вариант развития событий. Во время эвакуации в Вологде мать Юры умерла, а сестра была направлена в детприемник. По сообщению Ирины, выезд в Вологду состоялся 08.01.1942, через два дня после обрыва записей в первой тетради. Возможно, к этому двухдневному периоду относятся записки во второй тетради Юры, которые охарактеризованы последующими владельцами как "бессвязные предложения и многократно повторяющиеся фразы - хочу есть, умираю" с отсутствием дат. Эти записи, однако, могли быть сделаны и в последующее время.

Лично я считаю, что Юра логически согласившись с неизбежной смертью, испытывал жесточайший внутренний протест, в результате чего сошел с ума. Дневник мог попасть в Вологду вместе с вещами матери, иначе объяснять цепочку, в ходе которой он оказался в глухом селе, придется весьма замысловатыми путями.

Пафос
О пафосе следует читать в "Блокадной книге", куда и отсылаю, скажу лишь, что Дневник Юры - живое свидетельство "без прикрас" о жизни и смерти. О желании жить и о жутких страстях, этим желанием вызванных. На его месте мог оказаться кто угодно, но не каждый, наверно, стал бы столь терзаться по поводу воровства 20-30 граммов у своих родных, не каждый бы признавал (безропотно) свою слабость и ничтожество в беспрерывных конфликтах с близким человеком, который в общем-то по большому счету становился чудовищем.

Да, и вот еще что - этот дневник, как ни один другой, дает сразу два варианта прочтения событий - т.с., в "самопожертвенном" духе и в стиле "умри ты сегодня, а я завтра".
Откланиваюсь.

Читать дальше

Для сравнения даю ссылку еще на один "смертный" дневник. Он написан совсем безыскусным языком, но мне кажется в обоих есть что-то общее.

Он все же гораздо более спокойный

Дмитрий Жвания - новое о новых левых.

Кто такой Дмитрий Жвания. Гуглим. Есть то, что он сам про себя говорит: "Я стал активистом в 20 лет. Сейчас мне 39, и я все еще активист, я все еще социалист и революционер".
Хорошо говорит, отлично.
На том же сайте, можно скачать его книжку, впечатления от которой суммированы ниже.
Collapse )

Общество анонимных алко... простите, тамплиеров

Вот выдержка из моей статьи про пьянство в Петербурге:
"Любопытно, что в Европе пропагандой трезвости занимались в том числе масонские организации. В связи с этим вызывает интерес переписка К. Злинченко (секретарь А. Фореля) с Н.И. Григорьевым, редактором «Вестника трезвости» (1910–1911). Злинченко запрашивает Григорьева можно ли по уставу русских обществ трезвости сохранить секретный пароль, закрытые заседания, пусть даже и с присутствием государственного чиновника, но с условием использовать тайные сигналы и ритуал ложи Bous Templiers, «очень невинный, имеющий значение чисто гипнотического внушения: торжественное обещание, пение песен, церемония посвящения и т.д.».
После отрицательного ответа Григорьева Злинченко недоумевает почему нельзя разрешить такое общество: «“Bous Templiers” не только трезвенники, но и братья, и принципы братства несомненно оказывают облагораживающее влияние на членов ложи и содействуют укреплению их воли в трезвенном содержании»" (ОР РНБ, Ф. 1000, оп. 2, №507).
Я не понимаю только одного - возможно ли пить по 46 литров 20-30-процентного алкоголя в год и 82 литра пива как в 1884-1896 гг. (3,8 и 6,7 ведер соответственно), или я что-то неправильно рассчитал?